Смысл мимолетности жизни созданий | Ru-Nur

Смысл мимолетности жизни созданий

Однажды, созерцая весенний мир, я увидел, что в неком потоке и движении на поверхности земли, показывающем сотни тысяч подобий воскресения из мёртвых и Великого сбора, приходящие караван за караваном существа, особенно живые, и особенно очень маленькие из них, показавшись на короткое время, тут же исчезают. И среди непрестанной потрясающей деятельности видны картины смерти и гибели. Это показалось мне очень печальным и, сильно задев мою жалость, заставило меня плакать. Видя смерти тех красивых маленьких существ, моё сердце наполнялось огорчением, повторяя: “Ах, бедняжка! Ох, бедняжка!” И за этими ахами и охами я ощущал глубочайший плач души. Жизнь же, ведущая к такому завершению, виделась мне мучением, худшим, нежели смерть.

И в мире растений и животных очень красивые, милые и весьма искусно сотворённые существа, открыв на минуту глаза, смотрят на прогулочные места этой Вселенной и в ту же минуту уходят, исчезают. Созерцая такое зрелище душа моя ныла. Желая плакать и жаловаться, вопрошая: “Почему они приходят и, совершенно не задерживаясь, уходят?” – моё сердце задавало судьбе страшные вопросы. И видя, как эти бесполезно, бесцельно, безрезультатно и быстро уничтожаемые твореньица настолько заботливо, внимательно, искусно, оснащённо, воспитанно и предусмотрительно, в неком ценном виде создаются у нас перед глазами, а затем весьма пренебрежительно, словно тряпки, разрываются на части и бросаются во мрак небытия, все мои чувства и тонкости, одержимые совершенством и красотой и страстно любящие ценные вещи, рыдая, причитали: “Почему к ним не проявляется милосердия? Разве они не заслуживают жалости? Откуда в этих головокружительных круговоротах берётся гибель и тлен, нападающие на этих бедняжек?” – и когда из-за этих душераздирающих положений, видимых на внешней стороне предопределения, против него в моей душе возникли яростные возражения, вдруг, со светом Корана, секретом веры и благосклонностью Милостивого, ко мне на помощь подоспело единобожие и рассеяло те мраки. Оно обратило мои оханья во вздохи облегчения, превратило мой плач в радость, а мои жалостливые слова в адрес тех бедняжек – в восторженные возгласы “Машааллах, Баракаллах”; и побудило меня сказать: “Хвала Аллаху за свет веры!” Потому что с секретом единственности я увидел, что каждое создание, особенно каждое живое существо, с секретом единобожия имеет очень большие результаты и всеобщие пользы.

Например, каждое живое существо, допустим, этот нарядный цветок и эта сластёна-муха, представляют собой такие глубокомысленные, хвалебные Божественные оды, что каждый обладатель разума изучает их с полным наслаждением. И они являются такими ценными чудесами могущества и такими объявлениями мудрости, что захватывающе демонстрируют искусство Творца бесконечным ценителям. И их весьма высокая цель сотворения состоит в том, чтобы удостоиться появления перед наблюдающим Взором Всевышнего Создателя, желающего Самому видеть Свои творения, Самому созерцать красоту Своей Сути и Самому наблюдать в маленьких зеркалах прелести проявлений Своих имён. И высокая обязанность их естества состоит в их пятистороннем служении (как было изложено в “Двадцать четвёртом Письме”) для показа, требующих бесконечной деятельности во вселенной, Божественного Господства и Совершенств Всевышнего. И вместе с тем, что они приносят такую пользу и результаты, оставив вместо себя в этом явном мире, если они одушевлённые, то свою душу, а также в бесчисленных памятях и других “хранимых скрижалях” – свой облик и суть, и в семенах и яйцах – законы своей природы и некую будущую жизнь, а в скрытом мире и кругу имён – отражённые ими красоты и совершенства; они заходят под занавес внешней смерти и исчезновения, несущих смысл радостной демобилизации, скрываясь лишь от мирских глаз. И, увидев такую суть, я сказал: “Ах, слава Аллаху!”

Да, видимые воочию на всех уровнях вселенной и во всех её видах, пустившие корни повсюду весьма основательные, очень мощные, безукоризненные и бесконечно блистательные красоты и прелести, конечно, показывают невозможным и надуманным весьма мерзкое, грубое, очень печальное и отвратительное первое состояние, необходимо следующее из многобожия. Потому что за завесой такой основательной красоты не может спрятаться и не может находиться такая страшная мерзость. Если она там окажется, тогда та реальная красота станет неверной, неосновательной, пустой и мнимой. Следовательно, в многобожии нет истины, этот путь закрыт, уходит в болото; положения его абсурдны и невозможны.

(Бадиуззаман Саид Нурси ‘Лучи: Второй луч‘)



110 раз(a) прочитано

Смотрите также:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *